История Хивы - Часть 7

Основные периоды исторического развития

В отличие от многих городов Средней Азии, до недавнего времени историческое прошлое Хивы и Бухары оставалось неизвестным. Это было связано, во-первых, с недостатком информации об истории Хивы вплоть до пятнадцатого столетия и, во-вторых, с недостаточными археологическими исследованиями, которые начались только в 1950-х годах. Впервые Хива упоминалась в работах арабских и персидских авторов Истахри, Мукаддаси и Худуда ал-Алама, датирующихся X веком. Археологические раскопки под руководством В.А. Булатова обнаружили самые ранние культурные слои Хивы, относящиеся к десятому – одиннадцатому столетиям. А Я. К. Куламов, на основании, ограниченной коллекции керамики, датирует основание Хивы вторым-третьим веком н.э. Здесь важно отметить, что и В.В. Бартольд, и Кят также относят образование Хивы к домусульманскому периоду.

Нумизматические находки и интересное предание, рассказанное Худайбердибом Хушмухаммадом, хивинским историком (родившимся в 1774 году), указывают на более отдалённое прошлое Хивы. В своей работе Дили гараиб ( Сердце раритета) он писал: «Еще один город, город Хорезм (называющийся Ками) был основан Симбом, Нухом (т.е. Симом, сыном Ноя) ныне известным как Хивак. Прежде он назывался Тарих и Рамл (место изобилующее песком). Однажды Сим, Нух лёг и заснул. Во сне он увидел себя в окружении трёхсот факелов. Он радостно проснулся и решил оставить напоминание о себе и отметить то место, построив там город. Вернувшись туда во второй раз, он обнёс город крепостными стенами, а на западной окраине города вырыл колодец. Хивак разрушался и восстанавливался много раз».

Пытаясь извлечь исторические факты из отчётов историков и легенд об основании Хивы и её основателе Симе, мы постоянно сталкиваемся со следующим фактом: Хива, прежде всего, была известна как Рамл. Тем не менее, не следует полностью верить этой информации, поскольку название Рамл часто путают с палестинским городом Рамла. Кроме того само существование Сима, указывает на возможность его происхождения из еврейских преданий. Это предание, якобы связанное с библейскими героями, впоследствии было приписано Хиве и многим другим городам и памятникам в Среднеазиатское Междуречье в Средней Азии.

Следовательно, относительно вопроса о времени основания Хивы, наиболее важными рассматриваемыми критериями будут археологические данные. Следует указать на невозможность проведения археологических раскопок, т.к. Хива действующий город с плотно застроенными районами, где могут применяться только стратиграфические методы и раскопки.
Некоторые особенности культурных слоёв Хивы представляют трудность для исследователей. Их средняя глубина сравнительно небольшая (6 - 8м.). Город постоянно развивался на протяжении тысяч лет. Специфическое образование культурных слоев на окраине Ичан-калы, исторического центра и начального ядра образования города Хивы, указывает, на то, что отложение культурных слоёв отличалось от других крупных городов Средней Азии. Самые ранние постройки Ичан-Калы не сохранились, а плотно застроенные площади современных зданий не допускали проведение какого-либо широкомасштабного, систематического археологического зондирования исторического места города.

При восстановлении ряда памятников в восточном и западном секторах Ичан-Калы, под руководством В.А. Булатовой, применялись стратиграфические методы раскопок. Во время проведения этих работ впервые были обнаружены культурные слои Хивы вплоть до материкового слоя. В нижних слоях страт в восточном секторе были вскрыты только культурные пласты V-VII веков. Эти слои отложились прямо на чистых слоях песчаной дюны. Культурные слои VIII-XIV веков, невскрытые в западном секторе города, также откладывались на материковых песчаных дюнах. Согласно Булатовой они обнаружили территорию цитадели (Куня-Арк).

В конце 1970-х и начале 1980-х годов, сотрудники Узбекского исследовательского института исторических памятников (УзНИИИП), при работе над восстановлением архитектурных памятников Ичан-Калы, обнаружили ценный керамический материал. Изучая находки M. Мамбетуллаев, обнаружил керамику, которая принадлежала к более раннему периоду исторического Хорезма, относящемуся к IV веку до н.э. В течение 1973-1975 гг. тот же ученый, изучая вскрытые стены крепости Ичан-калы, несколько раз встречал кирпичную кладку из сырцового квадратного кирпича размером 40-43x40-43x9-13 см, характерного для древнего Хорезма. Следует также отметить, что в 1969году, Е. В. Ртвеладзе обнаружил античные средневековые монеты в нумизматической коллекции хивинского музея, которые, согласно T. Середы, руководителя музея были найдены в районе Ичан-Калы.

В 1984-1990 годах проводились археологические исследования по определению исторического возраста Хивы под руководством археологом М. Мамбетуллаева, сотрудника Института истории, языка и литературы Каракалпакского филиала Академии наук Республики Узбекистан. Всего он провёл шесть стратиграфических раскопок.

Раскопки на территории в 577 кв. м. проводились в северо-западном уголке Куня-Арка у подножия высокой искусственной платформы, наверху которой находятся руины Акших-бобо. Было обнаружено десять слоев (считая снизу). В первой страте обнаружили остатки крепостной стены. Стена была возведена прямо на материковом крупнозернистом песке. Основание стен закладывалось из сырцового кирпича, уступы которых заполнялись песком и обломками большого сырцового кирпича. На фундаменте возводились двойные крепостные стены из сырцового кирпича, размером в 40-42x41-44x9-13 см, на глиняном растворе, толщиной в 2-8 см. Большинство кирпичей помечены гербами. Ширина внутреннего коридора составляла 2м. Межстенные коридоры с заложенными сводами были широко распространенным методом в древнем укреплении Хорезма. Их также можно найти и в Базар-Кале ( V-V вв до н.э), Малом Кирк-Кизе, Бурла-Кале (IV век до н.э. – второе столетие н.э.) и Кургашин-Кале. В историческом городе Кой-Крилган-кале, построенном в IV веке до н.э., в проходах стрелковых галерей башни использовались сводчатые блоки. В руинах культурного пласта, где были эти стены, нашли довольно много керамических фрагментов из красной глины.

Во втором пласте обнаружили мощную оборонительную систему. Стены крепости Ичан-Кала были перестроены с использованием сырцового кирпича размером 39-41 x40-42x9-1 1 см на толщину в 0.75-1.80 cм. Стрелковый коридор в помещениях внутренней башни был также обстроен сырцовым кирпичом. В результате, толщина стен крепости Ичан-Кала достигла 7.5-9 метров.
Третий пласт состоял из остатков сырцовых стен, вскрытых длиной в 4.7 м., и сохраненных высотой в 2.55-3 м. и толщиной 1.1 м. Стены были выстроены из сырцового кирпича размером 34-36x35-39x3-5 см и оштукатурены слоем крупнозернистого песка, содержащего фрагменты керамики, костей животных и рыб.

Четвертый пласт состоял из рыхлого слоя, толщиной в 23-52 см. Он покрывал стены третьего пласта. Он доходил до границ стен крепости и содержал керамику IX-XI веков. Слой на выступе крепостной стены показал отсутствие защитных стен четвертого строительного периода.
В пятом пласте обнаружили часть стены, сложенной из небольших сырцовых и обожженных кирпичей размером23-25x23-27x3-5 см. Толщина стен составляла 1.5-2.5 м., а их высота - 37-38 см. Поперечная кладка из сырцового кирпича, состоящая из двух или трех рядов, обнаруженная в верхней части земляной стены была заполнена землей. Там же были найдены керамические черепки, кости рыб и животных, осколки стекла и фрагменты поливной керамики XII-XIII веков. Очевидно, ремонтные работы со стенами фортификационных укреплений проводились в то время только в районе Куня-Арка.

Шестой пласт был связан с периодом разрушения. На выступе стен крепости появились мусульманские курганы. Согласно мусульманским законам захоронения, погребальные помещения строились из сырцового кирпича (22-24x23-23x3-4.5 см). В погребальном помещении №. 2 пол был двускатным, а погребальное помещение № 3 было перекрыто сырцовым кирпичом (22-23x22x3-4 м), уложенным торцом. К этому времени начали хоронить и в деревянных гробах. Почти все обнаруженные скелеты лежали на спине или на правом боку, головами, обращёнными в сторону запада - в направлении Каабы. Обнаружили также и керамический материал VII-XIV вв. для засыпки могил.

Седьмой пласт содержали стены из глиняных блоков, закрывающие места погребения и сохранившиеся в высоту до 0.52-0.72 м. и толщину 1.1-1.4 м. Эти стены были расположены с внешней западной стороны Ичан-Калы, параллельно современным стенам. В слое, содержащем разрушенные стены, были обнаружены керамические предметы и медные монеты VIII-XIV вв. Было также обнаружено шесть комнат размерами 2.1x6x3-4.5, а также поверхностная площадь двора. Стены из сырцового кирпича сохранились на высоту 22-43 см. В комнатах четыре и пять была найдена система внутреннего отопления как у китайских ханов. В верхних слоях комнаты пять, была обнаружена, неизвестная медная монета с хорезмским клеймом XIV века, а также джагатаидская медная монета второй половины VIII века. В юго-восточном уголке раскопок, были обнаружены также остатки гончарной печи.

В восьмом пласте находились руины стен двух комнат и колодца. Стены комнат были сложены из обожженного кирпича размером в 27-28x25-29-4-5 см., сохранившиеся на высоту в 37 см. и толщину 72 см. Верхняя часть колодца была выложены обожженным кирпичом размером 24-28x25-30x3-5 см. Колодец был заполнен мусором, содержащим фрагментами из керамики XIV-XVI вв. В секции ?/13 раскопок, К.А. Фёдоров-Давыдов нашёл серебряные монеты с хорезмским клеймом 1500/1501 годов.

Девятый пласт отделялся от нижних слоёв щебнем толщиной в 1.1-1.2 м. В нём обнаружили четыре комнаты и поверхность большого двора. Там же обнаружили разные материалы, начиная с предметов древней керамики до кирпича XIX века. Согласно данным раскопок, стены крепости Ичан-калы были отреставрированы именно в этот период. Её стены укреплялись башнями, предназначенными для прямого и продольного ружейного обстрела.

В десятом пласте стены высотой в 7-9 м. и толщиной 1.5-2 м. выложенные из глины усиливались высокими овальными башнями с бойницами наверху. Внутренние жилища укреплялись деревянными балками. На территории крепости были обнаружены монеты, сохранившиеся со времён императора Павла I (1801г) и осколки фарфоровых чашек с маркировкой завода Гарднера и Кузнецова. В северо-западном уголке раскопок № 2 (10x14 м.), обнаружили фундамент пожарной станции.

Раскопки № 2. Первый пласт: В северной части раскопок был обнаружен только подстилающий слой почвы, толщиной в 3-9 м. Согласно строительному плану там была квадратная башня размером 11.5x11.5 м. Дом в башне размером в 2.35x2.9x2.2 м. был построен из сырцового кирпича, а швы были заполнены крупнозернистым песком. В осаждённом слое был обнаружен керамический материал, относящийся к первому горизонту. Дополнительная стена толщиной в один метр и сохранившаяся в высоту до 0.75-0.88 м. проходила вдоль западного фасада крепостной стены, параллельно основной стене. Ширина пространства между крепостью и дополнительной стеной, покрытого слоем песка, составляла 3.4-4 м.

Второй пласт. Стена нижнего пласта была выложена из сырцового кирпича толщиной в 1.8-1.9 м. Внутренняя часть помещения башни строилась тем же методом.

Третий, четвертый, пятый и шестой пласты не были обнаружены, хотя были найдены черепки керамики VII-VIII и XII-XIII вв. н.э.

В седьмом пласте нашли остатки домашних очагов. В южной части было обнаружено жилье с очагом диаметром 49 см. В зольном и гумусном слое были найдены обломки серой керамики и кости животных толщиной 9-11 см. В древней стене крепости были высечены зерновые ямы. Из одной из них извлекли миску для каши XII-XIV веков и обломки гончарных изделий и жернов.
Восьмой пласт не был обнаружен.

Девятый пласт. Стены крепости, выложенные из саманного и сырцового кирпича, сохранились на высоту 5-6 м. они были перекрыты стенами XIX века. Культурный пласт толщиной в 0.27-0.43 содержал обломки керамики и костей животных. Десятый пласт. По обеим сторонам Ичан-калы были возведены стены из саманного кирпича высотой 7-9м. В восточном секторе раскопок находился жилой район. В его культурном слое обнаружили керамику XVIII-XIX веков толщиной 0.82-1.1 м.

Раскопки № 3, проводились на территории, площадью 5x37 м., в юго-восточном уголке Ичан-калы.
Первый пласт. Как в случае с раскопками № 1 и №2 там были обнаружен фундамент стены и башен того периода. Башни были прямоугольной формы (5.5x7.3 м.). Их нижняя часть высотой в 1.1-1.2м., сложенная из глины, возводилась на песчаном грунте. Там также обнаружили и толстый слой сырцового кирпича (41-44x40-45x10-14 см). Комнаты (3x2.3 м.) в башне на уровне фундамента были сложены из сырцового кирпича и заполнены песком. Здесь нашли фрагмент кувшина середины I тысячелетия до н.э. В юго-восточном уголке откопали крепостную стену длиной до 8м.
Второй пласт был толщиной в 13-22 см. Толщина наружных стен была увеличена на 0.75-1.25 м. до общей толщины в 3 м. Часть пристроенной стены была выше фундамента на 0.65 м.
В третьем пласте были руины стены из сырцового кирпича, толщиной 36-39x37-39x7-9 см и высотой 0.42 см. Замок квадратной формы (1 1.5x 1 1.5 м) стоял на руинах более ранних строений, воздвигнутых в юго-восточном уголке Ичан-калы.

Четвертый пласт не был обнаружен.
В пятом и шестом пластах обнаружили несколько мусульманских курганов
Седьмой и восьмой пласты обнаружить не удалось.
Девятый пласт содержал остатки очага.
Десятый пласт. Старые стены укрепления по обеим сторонам заменили новыми глинобитными стенами. На стене крепости построили галерею шириной в 2-3 м. и высотой 2.5-3м, с широким парапетом в передней части и узкими бойницами.

Раскопки № 4, проводились на территории площадью 136 кв. м. в северо-восточном уголке Ичан-калы. Крепостные стены и башни относились первому пласту. Стены строились из сырцового кирпича квадратной формы. Здесь обнаружили наружную крепостную стену длиной 7 м., толщиной 2 м. и высотой 2.5 м. Толщина стен башни была 2.61-2.75 м., а ширина прохода между ними составляла 0.8 м. Пол внутри дома башни, заполненный крупнозернистым серым песком, был покрыт одним рядом сырцовых кирпичей с маркировкой. На полу дома нашли фрагменты красной глиняной ручки кувшина в форме львиной головы.

Второй пласт. Дома внутри башни были построены из сырцового кирпича, а их уровень поднят на 2.4 м., Наружные боковые стены башни были отстроены из сырцового кирпича толщиной 2-3.5 м. Таким образом, нижняя часть стены расширилась, в результате чего коридор внутренней стены был приподнят. Позже было обнаружено, что при возведении стены в семнадцатом столетии, все сохранившиеся остатки здания были снесены. Культурные слои XVII-XIX вв. при раскопках были размыты и не полежали классификации. Тем не менее, были обнаружены фрагменты стен и сосудов X-XIV веков с зеленоватыми отложениями на них.

Девятый пласт. Древние стены, обнаруженные там, были заполнены серыми глыбами из глины. Воздвигнута новая оборонительная стена с овальными башнями выходила за стены крепости на 6-8 м. Размеры комнаты, обнаруженной здесь, были 3x4 м. Стены были выложены жжёным кирпичом размером 23-28x23-29x3-4.5 см. Пол в доме был покрыт соломой и глиной. В юго-западном уголке на полу дома была обнаружена глубокая шахта диаметром 28 см. Её боковые стены были выложены из полуобожженного кирпича.

Десятый пласт. Стены и башни города были глинобитными, состоящими из комовой глины и местами из целого или битого сырцового кирпича. Их толщина была 1.5-2м. Раскопки №5 (9x10 м.) проводились у основания южной стены, в 30 м. к западу от Таш-дарбаза. В первом пласте на всей территории раскопок находили фрагменты керамических изделий. Поэтому пласты было трудно классифицировать. Данные по Кушанскому периоду и правлению Афригидов свидетельствуют, что всё были снесено до основания. В результате постоянных раскопок были обнаружены артефакты периодов правления Хорезмшахов и Золотой Орды. Следовательно, можно предположить, что во время реконструкции зданий, примерно в XII-XIX вв. эти уровни были полностью уничтожены.
Раскопки № 6, на территории 60 кв. м. проводились у подножия западной стены на расстояния 105 м к северу от юго-западного угла Ичан-калы. Нижняя часть глиняной стены состояла из остатков двух стен из раскопок №5. Были также обнаружены руины прямоугольной башни, шириной 7 м. защищающей город от нашествия с западной части. Судя по материалам раскопок, в её строительстве широко применялся песок.

Благодаря археологическим исследованиям, историкам удалось, точнее разграничить и описать периоды развития в истории Хивы. В первые два периода происходило её заселение и укрепление (VI-III вв. до н.э.), а первый расцвет жизни города длился до нынешнего тысячелетия.
Затем, в конце четвертого столетия, укрепительные сооружения города обветшали. То же самое наблюдалось в районе древних городов Бурла-Кала, Ток-Кала и Кои-Крилган-калa. Спад и постепенное затихание жизни в городах Хорезма в конце IV в. означали для древнего Хорезма кризис.

Археологические исследования датировали период возрождения шестым-восьмым веками. Около Хивы стали возникать кешки (замки). Строения этого типа были хорошо известны в осёдлых и сельскохозяйственных областях Хорезма. Руины замка подобного типа можно увидеть на холме Акших-бобо около Куня-Арка. Тот же тип прямоугольного замка находится в юго-восточном уголке Ичан-Калы. Руины замка в форме усеченной пирамиды на высоту 6-7 м состоят из твердого саманного кирпича. Здание, скорее всего, использовалось в оборонных целях, а в мирное время использовалось для хранения провизии и других предметов хозяйственного обихода. Поскольку жернова изготавливались из песка, в строениях и плинтусе находили остатки зерна (пшена) и соломы. Из слоёв, соответствующих этим зданиям, взяли образцы разных керамических изделий – обломки толстостенных глиняных горшков, кувшинов для воды с плоской узкой ручкой, и другие артефакты периода правления династии Афригидов. Распространение зороастрийских концепций в этот период подтверждалось фрагментами керамических изделий. А развитие денежных отношений подтверждалось серебряными монетами периода правления шахов Бравика и Шаушфана в VII-VIII веках.

Отсутствие информации о Хиве VIII века стало вероятно результатом безжалостного уничтожения городов и культурных памятников Хорезма во время мусульманского похода Кутаиба б при завоевании Хорезма.

В X веке Хива вошла в состав Саманидской Империи, и в 995 году стала частью владения Хорезмшаха Мамнуна Мухаммеда. Династия Мамнуидов правила Хорезмом вплоть до 1017 года, до завоевания его Газневидами, правившими с 1017 по 1034гг.

Этот период характеризовался возрождением Хивы – быстрым развитием города, экономики, искусства и культуры. Артефакты этого периода, обнаруженные во всех раскопках, подтверждали значительное развитие Хивы, вместе со всем районом Ичан-калы и возможно Дишан-калы. Развитие получила и обрабатывающая промышленность по изготовлению стекла, металла и керамики. Хивинские гончары были настоящими мастерами, они изготовляли лёгкие, изящные керамические сосуды с удивительными узорами. Сосуды расписывались различными розетками, стилизованными листьями и ростками, иногда изображениями животных, птиц и рыб; в украшениях часто использовались надписи арабским шрифтом, с пожеланием добра своим владельцам в виде пословиц и высказываний нравоучительного характера.

Согласно Истархи (X в.), Хива находилась на расстоянии однодневной поездки верхом от Хазараспа и древней столицы Хорезма – Кята, и четырехдневной поездки верхом от столичного города того времени Кургани. Земли южного Хорезма орошались многочисленным арыками и каналами, самым крупным из которых был Хива, будущий Палван-яб.

Согласно Мукаддаси (975г.), «Хива представляет собой огромный обнесенный стеной город, расположенный на крае пустыни недалеко от канала. В ней имеется современная мечеть со всеми необходимыми удобствами». Однако, согласно географической работе X века, неустановленного автора под названием Худуд ал-Алам «Хива была небольшим городом, окруженным стеной и принадлежал Ургенчу». К.А. Пугаченкова уладила это кажущееся противоречие, выявив, что Мукаддас называя Хиву, включая Ичан-калу и Дишан-калу, тогда как автор Худуд ал-Алама, включил только Ичан-калу. Таким образом, во второй половине десятого столетия, Хива, очевидно, состояла из цитадели, укрепленной стенами шахристана (Ичан-кала) и дальнего поселения (Дишан-кала).

Конец одиннадцатого столетия ознаменовал новый период в истории Хорезма. В 1077 году он был передан династии Ануштегинидов, которая создала там крупное мусульманское государство под правлением хорезмшахов Ала-ад-Дина Текеша (1172-1 200гг.) и Ала-ад-Дина Мухаммеда (1200-1220гг.). В этот период город стал снова процветать. В руинах были найдены монеты хорезмшахов Текеша и Мухаммеда, фрагменты серой керамики: большие глиняные горшки, маленькие глиняные горшочки, кувшины, чашки, горшки из поливной керамики. Город начинал разрастаться за переделы Ичан-калы, появились новые селения. На территории Ша-Каландар-бобо и около отеля Хорезм было найдено много материалов времён хорезмшахов. На западе появилось поселение Шах-и-Мардон, материалы, по которому были обнаружены при раскопках.
Географический словарь Якута содержит информацию о Хиве первой половины XIII столетия: «Хейвяк или Хивак – город-крепость около Хорезма. Расстояние между Хивой и столицей Хорезма (Ургенчем) было почти 105 км. Жители Хорезма называют его Хивой. Мисба называет его Хиваки. Жители этого города шафииты в отличие от всех остальных городов Хорезма, чьи жители ханифиты».

В это время там проживало несколько знаменитых хивинцев. Одним из них был Шихаб ад-дин Абу Саъдб. Другим - Имран ал-Хиваки, муфтий школы аш-Шафи, ученый и выдающийся общественный деятель государства хорезмшахов. Он основал в Ургенче библиотеку «равной которой не было ни до неё, ни после» Монголы казнили Шихаб ад-дин ал-Хиваки, когда они захватили город Флиса; его похоронили в гробнице Али Яфта.

Знаменитый суфий, шейх, имам и основатель Ордена ал-Кубравия, Абу-1 Джаннаб Ахмад б. Умар Мухаммед ал-Хиваки (более известный как Хаджим ад-Дин Кубра , 1145-1221гг.), умер во время завоевания Хорезма монголами. Мавзолей в честь Хаджим ад-Дин Кубра находится в Куня-Ургенче.

В начале тринадцатого столетия, Хива, как и другие города и селения Хорезма, была почти полностью уничтожена монгольскими нашествиями. Хотя в письменных источниках не было доказательств, стена крепости Ичан-калы была разрушена, а она сама была превращена в место погребения.

Согласно автору Анонима Искандара, Чингисхан отдал Хиву Чигатаю, а Жучи -остальную часть Хорезма, который писал, что Амир Хусаин Суфи, сын эмира Будагая неправедно взимал налоги с Кята и Хивы, которые в древние времена принадлежали султанам Чигатая». В 1360-х по 1380-х годах, Хива принадлежал Кунградским суфиям, до тех пор, пока Амир Тимур не положил конец их правлению.

Они подчинялись Мухаммад-Амин инак. Он стал управлять страной от имени сына короля Чингизидов, который постепенно терял своё влияние. По инициативе Мухаммада Амина инака, на престол возводились и свергались марионеточные ханы, которых привозили из степей. Бланкеннагель, окулист, приехавший в Хиву, чтобы лечить слепого хивинского хана (лечение не увенчалось успехом), писал, что марионеточный хан показывался народу всего три раза в год, остальное время он находился под замком вдали от города и был лишён самых элементарных условий. Из Оренбурга Яков Петрович сообщал то же самое про хана, который с 1787 по 1819 годы был рабом в Бухаре и Хиве: хан только назывался ханом. Ему не разрешалось исполнять свои обязанности.

Внук Мухаммад-Амина инака, Элтузар (1804-1806гг.) в 1804 году официально принимает титул хана и становится родоначальником династии Кунград (1763-1920гг.), династии, управляющей Хивинским Ханством до 1920 года. Мухаммад-Амин инак вел успешную борьбу против правителей небольших независимых территорий. Он способствовал объединению рассеянных регионов в одно государство со столицей в городе Хива. В своей политике Мухаммад-Амин инак умело использовал руководителей туркменских племён йомутов и чудоров. Он привёз их в Хиву, наделил их привилегиями, а затем грубо обошёлся с ними.

Борьба между династиями и феодальные войны неблагоприятно сказались на жизни хивинского народа. Многим из них пришлось покинуть город. Мухаммад-Амин, разбив своих врагов, принялся за укрепление страны. При его правлении «в стране установился порядок, и народ стал жить спокойно», отмечал Фирдаус алкбал. «К этому времени с голодом было покончено, наступило время низких цен, за два ярмака можно было купить взрослую овцу, а за динар – сорок батмунов пшеницы или шестьдесят батмунов зерна по хивинской мере веса. При его правлении было сделано много достижений области ирригации.