История Хивы - Часть 19

Ювелирное искусство в Хиве

Ювелирное искусство было широко распространенно в Древней Хиве. Мастера работали с золотом, серебром и сплавами, драгоценными камнями и привозным стеклом. Они изготавливали кольца, браслеты, серьги, бляхи, ремни, и упряжи. Изделия, обнаруженные в Кой-Крилган-Кала, отражают слияние степной и городской культур, как по форме, так и по мотивам. Различные изделия из кости и бронзы в форме булавок, украшенных дизайном из пятёрок, завитков, и цветочных розеток имеют символико-магическое значение.

Археологическое исследование, широко проводимое на территории Хорезма в середине XX столетия, открыло миру многие знаменитые памятники древнего и раннего средневекового ювелирного искусства. Амулет, сделанный из слоновой кости в форме небольшого человеческого бюста, был обнаружен в городе Топрак-Кала. Медальоны в форме мужских фигур служили оберегом. Образцы IX-XII веков включают крупные цепи и подвески с бирюзовой глазурью, и костяные бляхи с ажурным узором. Была обнаружена и резная треугольная подвеска из кости, символизирующая плодородие, которая в XIX – XX столетиях также широко использовалась как опытный образец.

С развитием стеклянного производства появилась возможность изготовлять браслеты, кольца, прозрачные, пастельные, гладкие и расписные бусы. Естественно мастера-стеклодувы изготовляли не только ювелирные изделия, но также посуду, чашки, кувшины, и другие изделия из прозрачного, зеленого и синего стекла.

Ювелирное искусство в Хиве достигло высокого уровня развития в конце средних веков. Согласно источнику середины восемнадцатого столетия, «много золота, серебра и драгоценных камней» было вывезено из Хивы в Россию. В 1830х-40х годах, «мастерам золотых и серебряных дел» приходилось работать самостоятельно. В списке мастеров Хивы 1860 года значилось двенадцать ювелиров по золоту.

Благодаря изолированности Хивы, вплоть до начала двадцатого столетия, здесь сохранялись наиболее древние формы украшений. Сюда входили многоосновные орнаменты - такья-тузы, осма-тузы, кушин, бутун тирнок, ярим тирнок, ключи и массивные литые браслеты.

В изделиях для аристократии хивинские ювелиры использовали золото, рубин, берилл и жемчуг, а для среднего класса они использовали позолоченное серебро, бирюзу, и сердолик. Они использовали технику штамповки, оправка камнями, и особенно филигрань. Они изготовляли большое количество цепочек под кулоны, изделий с камнями и штамповок. Их любимые мотивы включали гранат с зернами в форме полушария инкрустированного с бирюзой, яблоневый цвет, и крутой завиток (айлатима).

Одно из оригинальных ювелирных изделий Хивы основной орнамент, так называемый таж-дузи, представляющий комбинацию, из четырех плодов миндаля в два ряда. Они украшены вставками из цветного стекла, оправленных рядом бирюзы и филигранью. Края орнамента вставлены в подвеску.

Один из главных хивинских орнаментов жигха был широко распространён и в других областях Средней Азии. Главный орнамент бош-тузи сохранился только в Хорезме. У него древняя история, связанная с культом мифологического представления о Богине-матери которая «в своём развитии... слилась с мотивом древа жизни».

Хорезмские серьги в большинстве случаев были кольцеобразными и длинными с большим количеством бирюзы и кораллов. Браслеты, как правило, были в парах, массивные (до 300г каждый); кольца изготовлялись с камнями или просто из серебра. В браслетах и кольцах ювелиры Хорезма использовали позолоченное серебро.

В двадцатом столетия ювелирная мода изменилась, тяготея к простым формам. Основным материалом было всё то же серебро. Причём, хивинские ювелиры использовали жёлтую медь с бирюзой, небольшими бусами и цветным стеклом. Знаменитые хивинские ювелиры XX столетия были A. Бабажанов, M. Сеитов, и K. Зергер. Эти и другие ювелиры работают над возрождением ремесла, которое пришло в упадок в прошлом веке.

Другая область применения этого искусства – изготовление рукояток холодного оружия и ножей. Так как эти изделия стали в основном, декоративными по своей функции, они больше украшались. Кинжалы и ножи с кривыми рукоятками, некоторые из слоновой кости, часто украшались штамповкой и выгравированным драгоценным металлом. Сегодня ручки делают из пластмассы, металла и перламутра. Хивинского мастера А. Мадраима отличает изящная гравировка рукоятки и мягко выгравированный орнамент на стальном лезвии ножей.

Позолоченные серебряные кубки с гравировкой представляют собой художественный металл раннего средневекового Хорезма из коллекции Эрмитажа, с изображением дуэли двух рыцарей, полувосседающей принцессой и всадником на коне. Они отличаются искусным мастерством технической обработки и умелой компоновкой сцены.

Эти двенадцать кубков свидетельствуют о качестве металлообработки раннего средневековья.
С VIII до XVII веков в Хорезме мало загимались художественной работой по металлу. Можно предположить, что если бы такая работа велась, то она следовала бы общему курсу художественного стиля соседних областей.

В XVIII-XIX столетиях Хива становится одним из ведущих центров гравюры Средней Азии. В 1864-1865 годах, тридцать восемь мастеров- медников стали работать в общем цеху. Мастера изготовляли уникальные и изящные медные и серебряные сосуды и домашнюю утварь: тун (большой кувшин для воды), тунча (ёмкость для кипячения воды), подносы, ведра, и т.д. Они изготовляли комплекты для умывания, состоящие из небольшой круглой умывальной раковины (селобча) или тазика с гравировкой и красивым изгибом для слива воды и кувшина (кумгана) с изящным горлышком. Простота и экономичность дизайна этих комплектов характерны для типового хорезмского стиля.

Хорезмская школа граверов уникальна своими медными табакерками для нюхательного табака (насшиша). Любимая техника хивинских граверов - глубокая гравировка (кандакор). Характерная особенность хивинской техники - гладкий фон без отделки или зигзагообразных штрихов (чекма). Они не закрашивали фон. Они использовали только черный и красный лак. В орнаменте преобладают растительные мотивы, среди которых наиболее любимыми были узоры - айланма ислим и медальон турунж, В конце девятнадцатого столетия и начале двадцатого столетия, стиль гравирования изменялся также и в Хиве. Мастера приблизили его к бухарскому стилю, поскольку многие из них обучались там. Знаменитым мастером-медником XIX века был устоАбдулло. Здесь стоит также упомянуть также и семью Матчановых: Мухаммед Пано был гравером-оружейником при хане; его сын Худайберган, был гравером, музыкантом, каллиграфом, чеканщиком и первым часовщиком в Хиве. Многие граверы были также специалистами в штамповочной резьбе, как например усто Матпано, его сын Хадайберген Матпанов и усто Матъякуб Жанбеков. В конце 1920х годов стали изготовлять традиционную посуду и кухонную утварь: чоидишб офтоба, и подносы. В них формы изделий упрощались, а линии силуэта сглаживались. Приобретают известность Х. Саидов и M. Жанбеков своими работами.

В конце1960х и начале 1970х возрождается хивинское искусство гравирования. Был открыт ряд магазинов, торгующих медными изделиями, гравюрами и сувенирами. Под руководством хивинских мастеров Б. Якубова и М. Атажанова студентов-гравёров стали обучать традиционным методам и навыкам работы. В 1980-1990гг. традиции Хивинской школы были продолжены Ж. Машариповым и Бабажановым. Их продукция включала ляганы, кувшины, чайную посуду, кумганы, подсвечники и т.д. В своих изделиях они использовались традиционные декоративные мотивы: якка таноб, куша таноб, цветущую яблоню, шерози гул, кирнак, четырёхлистник, мадохил. Использовались также и геометрические узоры с турунжем, занжирой, восьмиугольником и зооморфными рисунками, состоящими из мотивов, похожих на змеиный след, бараний рог и т.д.

В 1990х годах, в связи с возрождением национальных традиций и развитием международного туризма в Узбекистане, в гравировальном ремесле наблюдается оживление.

Хивинская школа резчиков по дереву знаменита во всем Центрально-Азиатском регионе. Очевидным доказательством служит ансамбль колонн великолепной хивинской мечети, представленной двадцатью четырьмя уникальными образцами резьбы по дереву. Наиболее древние колонны этого ансамбля относятся к X-XI векам. Их исключительная особенность состоит в технике резьбы по дереву глубоким способом с косыми насечками и без фона, правда в некоторых колоннах можно заметить, что в некоторых фонах мастера использовали насечки. В декоре преобладали растительные и геометрические мотивы.

Подобно другим хивинским художественным промыслам, резьба по дереву пришла в упадок во времена монгольского нашествия, и возродилось только в XIII столетии. Как мастера обращались к традициям монгольского периода видно на примере хивинских колонн XIII-XIV столетий. Они сохранили общий порядок чередования, используя ряды широких и узких полос на геометрической сетке, применяя глубокие насечки, чтобы получить богатство цвета и эффект теней. Но, в целом, во времена правления Темуридов преобладал уплощённый стиль с использованием геометрических стилизованных растительных и эпиграфических мотивов. Один стиль объединял гирих (великолепные медальоны) с ислими (переплетающиеся ростки растений).

Начиная с XIV столетия, учёные выделили два основных вида техники: декоративная кривая с богатой пластичной чеканной обработкой и геометрический узор на основе отдельных рубленых элементов.

В XIX столетии Хива превосходит все остальные города, став кузницей мастеров-резчиков по дереву. Доказательством этого служит другой ансамбль айванных колонн во дворце Аликул-хана Ташнаули (1830 - 1833). Колонны украшены рельефными великолепными стилизованными растительными узорами.

В общественных постройках колонны и резные двери во дворцах, мечетях и медресе сочетались с красотой сверкающих плиток, а в частных домах резные элементы были главным художественным оформлением всего жилищного комплекса. Резные двери великолепно украшались сложными узорами, выполненными короткими насечками уплощенного рельефа. Резные узоры полностью покрывают двери растительными мотивами. Мастера умело сочетали используемые цвета. Одним из знаменитых резчиков дверей и колонн середины XIX столетия был Палван Абдусаттаров.

Колонны хивинских айванов уникальны. Они удивительно пропорциональны по форме и прекрасно сочетаются с декоративными узорами. Их узоры, состоящие из полос различной ширины, опоясывали стволы колонн гулких минаретов Хивы. Колонны зачастую опирались на резном основании из светлого мрамора.

Посудные полки, сундуки, кухонные шкафы, различная утварь, маслобойные прессы, хомуты, посуда и т.д. внутри домов были сделаны из дерева. Бытовые предметы часто украшались простыми узорами.

Сегодня Хива остается мировым центром резьбы по дереву, сохраняющим этот промысел как один из основных видов архитектурной и декоративной отделки. Одним из ярких представителей Хивинской школы резьбы был Ата Палванов, сын Палвана Абдусаттарова, который был его учителем в плотницком деле и резьбе. Сегодня Ата Палванов передаёт традиции своего ремесла своим студентам, например Сапо Байбекову. Шедевры Палванова – резные двери и колонны – представлены в Государственном музее искусства при Академии искусств Узбекистана и Ташкентском академическом театре оперы и балета.

Художественное ткачество в Хорезме достигло высокого уровня в раннем средневековье. Свидетельством тому служат фрагменты узорчатой парчи из усыпальницы Миздакхана, украшенной жемчужными мотивами, переплетёнными растениями, птицами, и декоративной каймой, а также желтая шелковая ткань из якка-парсана со стилизованным растительным орнаментом.

Хлопковые ткани, изготавливаемые в Хорезме в XVII веке, привлекали особое внимание русских путешественников: «Они изготавливают простые, но достойные восхищения шелк и небеленый ситец и зендени». Часть тканей красилась с использованием местных красок, другие же ткались в полоску.

Хивинцы продолжали производить однотонные или полосатые шелка, смешанные шелка, и хлопчатобумажные ткани. Красный шелк считался самым красивым из всех шелковых тканей. Два или три цвета гармонично объединялись в полосатый рисунок. Например, темно-красные и черно-белые или зелено-синие и небесно-голубые ткани, сохранились до наших дней. Тонкие цветные полосы смешивались, создавая в большинстве случаев темный цвет.

Ткачество долгое время оставалось в Хиве важной отраслью промышленности. Многие хлопчатобумажные и шелковые ткани, например, полосатая ткань, под названием ало-ча была популярной не только среди узбеков и каракалпаков, но также среди всех туркменских племен, населяющих территорию на берегах Амударьи. Хивинскую ткань ало-чу утолщали лощением, она служила заменителем шелковых и полушелковых тканей типа адраса (полушёлковая узорчатая ткань ручной работы).

Шелковое производство также получило широкое распространение; если в производстве хлопчатобумажных тканей были заняты, главным образом, женщины , то шёлкоткачество было сугубо мужским ремеслом. В течение всего двадцатого столетия Хива являлась единственным производителем шёлковых тканей в Хорезме. В начале двадцатого столетия в Хиве производилось несколько видов шелковых тканей: в полоску, однотонная красного цвета, однотонная белого и жёлтого цвета и разноцветный шёлк, типа хан-атласа (падшаи). Многие мастера могли производить разноцветный шёлк. Однотонная красная ткань была двух видов: матовый шелк темно-красного цвета (турме) и слегка блестящая ткань светлого цвета (мадали), популярная главным образом, в регионах, населённых туркменами. Цветная мадали использовалась в поясных и головных платках.

В этом же веке в Хорезме появились и шёлкоткацкие цеха. Они производили бельё и однотонные цветные ткани. Среди наиболее знаменитых хивинских мастеров, работающих в области художественного ткачества можно выделить Н. Юсупова, A. Аллаберганова, Б. Атажонова, A. Абдурахманова и A. Искандерова.

Туркмены и каракалпаки, проживающие на территории Хорезма, занимались ковроткачеством. Ещё они создавали оригинальные образцы вышивки, украшающие женскую одежду: головные уборы, накидки и халаты. В образцах вышивки преобладала знакомая группа мотивов.

Начиная с середины1950х годов, начался поиск новых форм узбекского ковра. Впервые Хорезмские художники расширили свою работу в ковровом производстве. Овладев технологией ковроткачества туркменских женщин, хивинские мастера не ограничились только воспроизведением туркменских узоров. Они приступили к созданию первых хорезмских стилей, вызвав в XIX веке широкомасштабное в Хорезме оживление этого искусства.

В Хиве существовало и производство набивной ткани. В XIX веке хорезмские набивные ткани фиолетово-серого цвета и мелким узором, отличались от набивных тканей других узбекских ткацких центров - Ханки, Читгарона, Абдуваиса, Чимбая. Многие мастера работали в других городах - пятьдесят в Читгароне и примерно столько же в Абдуваисе. Среди них наиболее известными были усто Курбанбай, усто Анияз и усто Машариф. Помимо тканей основных красного, черного и белого цветов, стали изготовлять двухцветные и разноцветные печатные ткани желтого и зелёного цветов. Стоит отметить, что для печатания использовались красно-фиолетовые цветные ткани, которые заглушали цвет готового продукта. В печатных тканях использовались знакомые мотивы, например, арбузные семечки. Но в середине XX века, хивинские художественные традиции печатных тканей были утеряны в силу ряда причин. В настоящее время мастера печатных тканей в своих работах пытаются возродить этот промысел.

Вышивка как вид народного промысла не является типичной для Хорезма. Красота хорезмского костюма определяется исключительно качеством и художественной особенностью самой ткани. Вероятно, наиболее широко распространенный вид декоративной вышивки является цветная коса.

В конце XVII столетия, были прекращенные военные действия, и в Хорезмском ханстве наступила политическая стабильность. Активизировалась роль медресе, и интерес к рукописным книгам снова возрос. Библиотека при дворе Мухаммад Рахима I, и особенно при Мухаммаде II вела активную работу по комплектации книг. В ней было несколько художественно оформленных книг: Антология хивинских поэтов, произведения Восточного Навои, Саади, Хафиза, Омара Хайяма и Бабура.

В конце XIX и в начале XX веков, хивинская рукописная книга приобрела свою собственную уникальную архитектонику: гармоничное соотношение текстовой части с полями; великолепное оформление и каллиграфическая чёткость написания - с тонким пониманием композиционного единства в размещении страниц.

Отличительная особенность традиционных рукописных книг этого региона, заключалась в том, что заставка в начале главы была выделена особой композицией в форме куполообразных фестонов (гирлянд) украшенная крупным растительным узором (ислими). Цветовая гамма включала сине-зелено-фиолетовые оттенки. В оформлении текста, иногда использовались каллиграфические фигуры в виде символико-аллегорических мотивов - рыб, птиц, змей, сосудов и бытовой утвари. Хивинская библиотека в конце девятнадцатого столетия достигла высокого художественного уровня.

Художественная культура Хорезма своей оригинальностью обязана отчасти своей изолированности. На протяжении всей военно-политической истории Центрально- Азиатского региона, Хорезм сумел сохранить свою культурную независимость и изолированность, даже в том случае, когда он входил в состав той или иной империи, союза или монархии. Эта историческая изоляция отразилась в стиле изобразительного и прикладного искусства страны. Это заметно в диалекте художественного языка, который используется во всех художественных произведениях. В то же время Хорезм всегда тесно был связан с состоянием культуры других регионов Средней Азии и Узбекистана. В самые ранние периоды истории культуры Хорезма, он был вовлечён в круг взаимодействия с традициями других древних культур Азии, Древнего Египта и ахеменидского Ирана . И в античный период возник творческий симбиоз с наследиями эллинистической, индо-буддийской и сасанидской культур. Но влияние иноземных культур в Хорезме было меньше, чем влияние других регионов Средней Азии, таких, как например, Бактрия, Парфия и Согд
Другой этно-культурный фактор в формировании искусства Хорезма заключался в его исторической связи с художественными традициями кочевых племен.

После принятия ислама и вхождения в Арабский Халифат, народ Средней Азии адаптировал своё искусство под мусульманские эстетические принципы. Начиная с IX века, такие отрасли прикладного искусства, как керамика, гравировка, чеканка, ювелирное искусство, ткачество, резьба по дереву и камню достигли заметных успехов. Что касается стиля в прикладном искусстве, то он следовал традиции мусульманской эстетики, основанной на абстрагированных, не изображающих реальных предметов, композициях. Начиная с этого времени, жизнь города стала процветать, и к X-XII векам экономика стала быстро развиваться, а духовная культура Хорезма расцветать. Рост городов и соответственно ремёсел и торговых связей, укрепление отношений с соседними странами, высокая культура и традиции предшествующих периодов содействовали невероятному подъёму в прикладном искусстве. Долгий средневековый период для Хивы был чрезвычайно плодотворным с точки зрения, стабильного художественного производства.

В начале современного периода в Хиве проявились цеховые организации по каждой художественной специальности, были обучены художники, чьи имена сегодня нам хорошо известны. Хива развивала древние традиции, передавая их в наше столетие через незыблемую традицию художественного совершенства.

В двадцатом столетии в Хорезме появляются новые виды искусства - мольбертная живопись, станковая скульптура, и театральные виды искусства. Наряду с ними сохраняются и традиционные формы прикладного искусства. Местные художники продемонстрировали своё умение и талант в новом контексте повышенной конкурентоспособности.

Сегодня прикладное искусство Хорезма, сердцем которого является Хива , обогащающее национальную культуру независимого Узбекистана, воплощающее своё уважение к древней традиции, является мудрым решением новизны и искусной трактовки элементов старого и нового.