История Хивы - Часть 16

Архитектура Хивы

Архитектурные памятники Хивы – медресе и мечети, минареты и мавзолеи, жилые дома и дворцы, караван-сараи и бани все органично связаны между собой. В этих памятниках отражались древние строительные традиции, с их бесконечным разнообразием высоты и глубины, массивных и легких элементов, куполов и прямоугольных форм, затемненных и освещённых пространств. В девятнадцатом столетии в Хиве и остальной части ханства наблюдалось бурное развитие. В Ичан-кале и Дишан-кале была развёрнута интенсивная строительная деятельность.

Работа проводилась в ханских строениях Ичан-калы. В этом городе, ограниченном стенами крепости, где каждое новое здание натыкалось на уже существующие постройки, такое интенсивное строительство являлось фактически многоступенчатой реконструкцией. Для придания завершенности архитектурным комплексам различных эпох архитекторам пришлось проявить высокую профессиональную деликатность и мастерство в преобразовании города в огромный ансамбль с чётким архитектурным стилем.

Всё огромное разнообразие хивинских построек органично срчеталось. Следует отметить, что высокие террасы (айваны) были разделены. Они открывались на север, где господствовали шквалы прохладных ветров. За воротами Хазараспа вереницы минаретов, стоявшие подобно восклицательным знакам, обозначали основной композиционный центр города. А минареты Палвана-кари Саида Шеликербая, Джумы, Калта минара и шейха Каландара-бобо, различные по своим размерам и формам, придают Хиве уникальность.

Обычно минареты выполняли три функции: они служили для призыва верующих на молитву, наблюдательными пунктами во время междоусобных войн, и, наконец, координатными точками города. Трудно заблудиться в Хиве, когда минарет Ислама Ходжи, правильной пропорции виден с любого точки города. Минареты Хивы, одно из значительных достижений средневековой архитектуры, занимают собственное место в панораме города.

Между основными дорогами города, пересекающими Ичан-калу и радиально проходящими через Дишан-калу зажаты плотно заселённые кварталы. Они соединены узкими уличками, проходами и тупиками. Кварталы в Хиве, как в других исторически сложившихся городах Узбекистана, были созданы ремесленниками одной и той же специальности, сформировавшими свои общины. Центром квартала были сад, мечеть, небольшой минарет или живописный водоём. Здесь также находились чайные (чайханы) и хозяйственные постройки. Суть города составляли жилые кварталы, а на их фоне выделялись монументальные общественные строения: медресе, мечети и минареты.

Основные водные артерии города представлены каналами Закаш, Палван-яб и арыком Сирчали. Они питали Дишан-калу, где можно увидеть сады и парки, чего почти нет в Ичан-кале. Монументальные стены города служат ярким примером укрепительных сооружений Хорезма. Их высота почти десять метров, толщина основания пять - шесть метров. Они крутые с внутренней стороны, а снаружи имеют более покатую поверхность. Массивные полукруглые башни располагаются на них в тридцати метрах друг от друга. Стены завершаются зубчатым парапетом. Узкие бойницы, вероятно, не раз защищали жителей Хивы при обороне города. У подножия стен вырыли крепостные рвы. Старые постройки Хивы строились из крупного сырцового кирпича и глины. Такой способ строительства был характерен для раннего средневековья.

В юго-восточном углу Ичан-калы, видны останки прямоугольной башни, являющейся примером самых ранних традиций строительства крепостей Хорезма. У подножия городских стен сохранилось более сотни кирпичных эпитафий. Эта древняя традиция, вероятно, появилась в связи с тем, что жители должны были хоронить вокруг города на высоком месте.

Сохранились четыре арочных ворот с примыкающими к ним боковыми круглыми башнями: Багча-дарвоза - на севере, Палван- дарвоза - на востоке Таш- дарвоза - на юге и Ата- дарвоза - на западе. Ворота вокруг Дишан-калы были воздвигнуты в девятнадцатом столетии. Наиболее значимым из сохранившихся зданий архитектурной группы является Кош- дарвоза (двойные ворота). Между тремя цилиндрическими башнями имеются два арочных прохода. Над ними построена традиционная галерея, увенчанная зубчатым парапетом. А декоративные пояса, сложенные из разноцветных керамических плит, придают им великолепие.

У городских ворот обычно находились базары, караван-сараи и бани. И по сей день у ворот Хивы идёт бойкая торговля. Обычно в людных местах около базаров возводили культовые комплексы, такими местами являлись мечети, медресе и мемориальные памятники. Все уникальные ансамбли Хивы обладают притягательной силой.

Из сохранившихся памятников города, относящихся древнему периоду можно назвать мавзолей Саида Алиа ад-Дина в центре Ичан-калы. Это двухкамерная гробница ассиметричной формы: мечеть для молитв (зиаратхана) с западной стороны примыкает к мавзолею (гурхана) квадратной формы. Обычный деревянный забор, примыкающий к стене, отделяет зиаратхану от гурханы. Мечеть для молитв почти в два раза больше гробницы. Две палаты покрыты куполами: восьмигранной формы над гурханой и круглой над зиаратханой.

Роскошная гробница призматической формы, размерами 2x1.2 и 1.25 м в высоту, выделяется на фоне скромно украшенного интерьера гурханы. Гробница находится на небольшой ступенчатой возвышенности. Её облицовка является классическим образцом художественной школы Хорезма девятнадцатого столетия. Края гробницы из майолики разделены на прямоугольные панели, границы разрисованы небольшими растительными узорами белого цвета на голубом фоне.

Стилизованные стебли, листья и цветы нарисованы произвольно. На деревянной плите имеются надписи на арабском языке и дата смерти шейха Алия ад-Дина (702 Х, 1302 г.). Согласно надписи на фризе, мавзолей был построен учеником и преемником шейха, эмиром Кулялом (умер в 1370 году).

Гробница из майолики этого мавзолея является истинным шедевром декоративного искусства. Её можно приравнять к гробницам Кусама Аббаса в Самарканде и Кубры в Куня-Ургенче, закрытые на время их реконструкции. Нет сомнения, что памятник был создан в период архитектурно-декоративного искусства Золотой Орды.

Другой мемориальный ансамбль, построенный в честь Пахлавана Махмуда, находится к югу от гробницы Саида Алия ад-Дина. Его строили в течение шести веков, в его состав входят гробницы, медресе, гурхана (дом или зал для чтения Корана), летняя мечеть и двор с тенистым деревом и колодцем.

В восемнадцатом столетии шах Нияз-хан построил дарвазхану. В девятнадцатом столетии, ансамбль подвергся значительной реконструкции. Дарвазхана, двор и портально-купольный зал, открытый с трёх сторон, расположились там вдоль продольной оси. Склеп Мухаммада Рахим-хана находится в пятиугольной нише зала вдоль симметричной оси. В северо-западном углу этой стены установлены могилы Абдулгази-хана и Ануш-хана. С западной стороны к большому залу примыкают небольшие палаты. Средняя - зиаратхана, соединена проходом с холлом и могилой Пахлавана Махмуда. Третий дом соединён с двором. Строения восточной стороны несимметричны. Там построен коридор, соединяющий с прямоугольной комнатой, увенчанной двумя куполами. С этого места имеется выход на кладбище. Внутри двухкупольного здания находится глубокая ниша со склепом Алла-кули-хана. Так, похороненные рядом с Пахлаван Махмудом, хивинские ханы Кунградского дома нашли вечный покой.

Фасад большого зала, выходящий во двор, спроектирован и украшен в стиле типичным для хивинской школы искусств. Его цвета синие, небесно-голубые и белые. Яркая бирюзовая отделка самого большого купола в городе с золотой капителью заметна с любой его точки. Фантазия хивинских мастеров, выполнивших декоративную отделку ансамбля с пола до самого верха купола, продемонстрировала неисчерпаемый запас их изобретательности. Прекрасные резные двери с инкрустацией, элементами мозаики из слоновой кости и меди заслуживают особое внимание. На нём указана дата постройки -1353 год. Имя хорезмского гравера надира Мухаммада сохранилось в двери склепа. Из надписи узнаём имена мастеров, создавших данный декор - мулла Мухаммад, суфий Мухаммад, Абдулла и др.

Ансамбль Пахлавана Махмуда является одним из лучших творений хорезмских архитекторов. Путешественники середины девятнадцатого столетия, посетившие Хиву, насчитали там двадцать два медресе. Это подтверждало уровень образования жителей Хорезма. Правители ханства уделяли огромное внимание образованию молодёжи, в сущности, медресе являлись исламскими университетами, где вместе с богословием они изучали историю, географию, астрономию и другие предметы.

В 1616 году Араб Мухаммад-хан приказал построить мечеть в честь празднования переноса столицы Хорезма из Куня-Ургенча в Хиву. Сначала она представляла собой каркасное здание. Резные деревянные колонны с открытым айваном (верандой) и композиционными потолками выходили во двор Таш-Хаули. Спустя 300 лет при правлении Алла-Кули-Хана здание было реконструировано. В настоящее время она представляет собой двухэтажное здание симметричной композиции с одним двором. По его углам возведены круглые башни. Вдоль его продольной оси находится летняя мечеть, выходящая во двор. Главный фасад прост без разноцветной декоративной отделки, остальные же фасады также представляют собой просто стены. Медресе привлекает внимание своей компактностью, пропорциями и размерами.

В середине семнадцатого столетия в восточной части Ичан-калы была построена Ак-мечеть. На высокой платформе возвели асимметричное здание с трехсторонним айваном. Во время археологического исследования было обнаружено, что его фундамент был заложен на глубину около четырех метров, что придавало зданию устойчивость и безопасность под действием сейсмической нагрузки. Зал квадратной формы завершается конусообразным куполом. Мирхаб (ниша), расположенный на южной стене мечети, ориентировал молящихся людей на мусульманский священный город Мекку. Плоский айван служит опорой для нескольких деревянных конструкций. Его большой размер указывает на его общественную функцию. Зал освещается четырьмя окнами. Они украшены гипсовыми решётками (панжара). Фасады и интерьер мечети оштукатурены. В резном орнаменте двери можно прочитать имена двух мастеров – Мур Мухаммада и Каландара , а также две даты - 1832, 1842 гг. вероятно годы реконструкции или установки двери. Ак-мечеть (Белая мечеть) запоминается своей живостью композиции, чистотой форм, и выразительностью очертаний.